Заложники войны: как боевики превратили в ужас жизни заключенных на Донбассе

16 тысяч украинских заключенных до сих пор находятся в руках оккупантов: они остались за решеткой на захваченных боевиками и россиянами Донетчине и Луганщине.

За пять лет вывезти из тюрем на оккупированных территориях смогли меньше, чем две сотни украинцев.

Александр попал за решетку за полгода до начала войны: там он провел самые ужасные годы своей жизни. Вышел из 124 исправительной колонии оккупированного Донецка он только в октябре 2018 года.

Бывший заключенный скрыл лицо, ведь боится за родных, которые остались за линией разграничения. Однако не хочет молчать об издевательствах над 16 тысячами заключенных, которые стали заложниками войны. После ее начала под контролем боевиков на Донбассе оказались 28 тюрем.

Да, они совершили преступление и отбывают за него наказание. И раньше у них было право на амнистию, право на досрочное освобождение, сейчас у них нет ничего,
– пояснил Александр.

Сын Екатерины Савицкой Роман также сидит в тюрьме в Донецке. В марте 2018 года его приговорили к девяти годам лишения свободы за умышленное убийство. Мать рассказала, что сын защищался от грабителя.

Ув'язнені на Донбасі

Роман Савицкий с женой

Пока шло так называемое следствие, Роман пять лет сидел в СИЗО и добивался, чтобы его перевели на подконтрольную Украине территорию. Однако тамошний самопровозглашенный Верховный суд каждый раз отказывал.

Сейчас парня удерживают в Мичуринской колонии №57. Ее временных жителей террористы не жалеют, для них они – пушечное мясо.

С начала военного конфликта появилась практика использования в учреждениях исполнения наказаний в качестве "живого щита". Это означает, что в учреждение приезжала военная техника, из которой осуществлялись обстрелы, а потом уезжали, подвергая этим опасности стрельбы в ответ. Об этом нам рассказывали 90% заключенных,
– сообщила эксперт по правам человека общественной организации Донбасс SOS Наталья Мельник.

Из-за этого погибали заключенные. Теперь в колонии разбиты окна, нет отопления, температура в камерах иногда падает до нуля. Осужденные греются, сжигая мебель и одежду, а о нормальной еде только мечтают. Непокорных бросают в изолятор и на тяжелые работы.

Мичуринская колония № 57

И даже здесь порой рискуют жизнью, чтобы продемонстрировать презрение к самопровозглашенной власти.

Енакиевская колония №52 одна из последних перешла под контроль незаконных вооруженных формирований. Когда там повесили флаг так называемой ДНР, то трое осужденных залезли и сняли его,
– рассказала Мельник.

Эвакуировать заключенных с Донбасса пытались сразу в 2014 году. Но Министерство юстиции не справилось: в хаосе недооценили угрозы. С того времени с оккупированной территории вывезли только одну колонию – Краснопартиазанскую №68.

О переводе на подконтрольную Украине территорию заключенный должен попросить письменно Уполномоченного Верховной Рады по правам человека и администрацию колонии. Тогда его должны внести в списки. Впрочем, оккупанты блокируют такие письма: то марок нет, то бланков.

Уже почти девять месяцев мы проводим переговоры с так называемыми уполномоченными по правам человека Донецкой и Луганской областей. Сейчас мы уже пришли к согласию относительно количества людей, которых нам вернут. Думаю, что в ближайшее время мы это сделаем и заберем часть наших граждан,
– убеждена уполномоченный по правам человека Людмила Денисова.

Пока что с захваченной сепаратистами Донетчины за время войны удалось забрать лишь 186 заключенных. С оккупированной Луганщины – ни одного.


+Відео