Чего ждут в Луганске от Нормандских переговоров

Вероятно в октябре состоится встреча в нормандском формате для урегулирования войны на Востоке. В первую очередь Владимир Зеленский будет говорить о проблемах, связанных с безопасностью.

Временами рядом можно услышать ставшее пресловутым – "да когда же уже это закончится!" Или "Бедные люди, за что им это?!" Эти ставшие афоризмом слова можно было бы поставить эпиграфом к статье о Нормандских переговорах и возможной встрече Путина и Зеленского. Говоря так, имеют в виду и обстрелы Первомайска, и умирающих стариков на мосту на Станицу, и сложности выезда из "ЛНР". Но если копнуть чуть глубже – чего все-таки хочет большинство – картина будет не такой прозрачной, как кажется на первый взгляд.

Первое и основное, чего хочет большинство в Луганске – рабочих мест. Чтобы семьи жили вместе. Совершенно верно, в "республику" стали возвращаться люди, от этого кажется, что город стал многолюдным как раньше. Но если по правде, чаще всего это мужья привозят жен и детей из России домой – так дешевле, а сами возвращаются на заработки в Россию, где можно снимать комнату в коммуналке или комнату на пару с товарищем, что выходит в разы дешевле, чем отдельная квартира для всей семьи. Да и содержать семью в Москве намного дороже, чем высылать им деньги для жизни здесь. Поэтому основное желание большинства молодых людей – рабочие места с достойной оплатой труда, чтобы семьи могли жить вместе. Хороший вопрос – в какой стране? Как ни странно, для многих это не имеет значения. Рядом со мной есть те, кто за Россию и те, кто за Украину.

Старики хотят нормально жить, покупая себе еду и лекарства не с копейки. Это им дают две пенсии – местная и украинская. И теперь давайте представим, что процесс переговоров к чему-то пришел, и, все, мы теперь законная признанная страна и никакого люфта с двумя пенсиями уже нет. И пенсионер охотно согласится с таким решением, если его пенсия будет как в России 15000 рублей (они же сами слышали, что такое бывает), или если за второй пенсией не придется ходить с такими потерями для здоровья. То есть, понимаете, на словах все хотят ясности, но такой, чтобы она была удобной для них и с максимальной выгодой.

Наивно, но я бы хотела своей довоенной жизни. Но, понятно, что ни к Путину, ни к Зеленскому это не имеет никакого отношения. И также понятно, что мои выехавшие друзья никогда уже не вернутся сюда – там у них вполне благополучная жизнь, ипотека, новое жилье, планы. Еще было бы неплохо иметь открытые границы, чтобы выезжать отсюда не через такую процедуру унижения и ожиданий, но насколько часто я езжу?! И еще вполне трезво понимаю, что к России мы сейчас стали ближе в разы с этой акцией пересчета холопов через получение российского паспорта.

А теперь давайте подумаем, что есть еще сотни работников гуманитарных организаций в "ЛНР", которые заняли свои хлебные должности именно после 2014 года. И они летают на обучение в Швейцарию и ходят в местные рестораны. И хоть кто-то из них хоть на миллиметр хочет ли возврата к своему довоенному репетиторству или к ставке школьного учителя английского? Очень в этом сомневаюсь. Но на словах – да, мы все ждем ясности от этих переговоров.