Почему итоговую декларацию саммита «Восточного партнерства» подписала только Могерини

"Восточному партнерству" – 10 лет. По этому случаю в Брюсселе состоялась встреча 28 глав государств и правительств стран ЕС и шести руководителей стран программы "Восточное партнерство" – Армении, Азербайджана, Беларуси, Грузии, Молдовы и Украины. Несмотря на повод, достичь согласия относительно совместной декларации странам не удалось. В чем причина – анализировали журналисты 24 канала.

Зачем создали "Восточное партнерство"

В мае 2009 года Европейский союз запустил инициативу "Восточное партнерство". Ее цель – обеспечить сближение ЕС с шестью бывшими республиками СССР: Азербайджана, Беларуси, Армении, Грузии, Молдовы и Украины.

На момент запуска инициативы каждая из стран-участниц была по-разному готова к активизации интеграции с ЕС. Говорится и об уровне экономического развития, и о работе демократических институтов или реализации прав человека в той или иной стране. ЕС не заявлял о намерениях расширяться на восток, но стремился поддержать стабильность в этих государствах. В том числе имелась в виду и политическая, и финансовая поддержка – для проведения реформ.

Экономические и политические реформы должны привести к:

• подписанию соглашения об ассоциации с ЕС,
• созданию зоны свободной торговли,
• либерализации визового режима с ЕС,
• развитию энергетической отрасли,
• поддержанию стабильности и безопасности в регионе.

Не все страны "Восточного партнерства" во время его создания четко заявляли о своих намерениях евроинтеграции. К Азербайджану были претензии в системных нарушениях демократических ценностей, тесная связь Беларуси с Россией о соглашении с ЕС даже не позволял говорить, а Армения просто отказалась от намерения подписывать соглашение об ассоциации – под давлением той же России.

К слову, судьба Армении постигла и Украину: экс-президент Виктор Янукович в 2013 году неожиданно отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС. Это послужило катализатором революционных изменений в стране.

Чего за 10 лет достигли страны "Восточного партнерства"

Соглашение об ассоциации с ЕС – Украина заключила его в июне 2014 года, после Революции Достоинства и смены власти. В том же году это сделали Грузия и Молдова.

Безвиз: со временем граждане и Молдовы, и Грузии, и Украины получили право посещать ЕС с туристической целью в безвизовом режиме.

Открытие зоны свободной торговли способствовало увеличению объемов торговли между Украиной и ЕС, а также украинские производители ввели европейские стандарты.

Ряд реформ: децентрализации, государственной службы, антикоррупционные, поддержка малого и среднего бизнеса и тому подобное.

Чем недовольны участники "Восточного партнерства"

Дипломаты и политики всех шести стран-членов инициативы недовольны результатами: мол, "Восточное партнерство" требует изменения формата.

Украина, например, требует, чтобы ее амбиции по вступлению в ЕС были четко определены и поддержаны. Молдова и Грузия, которые также являются лидерами евроинтеграционных процессов, часто говорят о необходимости создания отдельной ветви "Восточного партнерства". Ветви, предусматривающей определенную программу для Украины, Молдовы и Грузии, а для Азербайджана, Армении и Беларуси – другую.

Делегация Азербайджана, как пишет "Радио Свобода", выразила недовольство текстом документа, поскольку он не ставил вопрос территориальной целостности этой страны (Азербайджан имеет территориальный спор с Арменией из-за района Нагорного Карабаха).

Из-за всех этих разногласий страны не смогли договориться об итоговой декларацию юбилейного форума "Восточного партнерства". В опубликованном заявлении не было никакой конкретики, зато было определение общего стремления "продолжать развитие стратегического партнерства". Впрочем, вместо подписей всех участников саммита документ содержит подпись только главы – высокой представительницы ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Могерини.

Как в ЕС реагировали на результаты саммита

Могерини, пишет "Интерфакс", объяснила отсутствие тезиса о стремлении стран проекта "Восточное партнерство" вступить в ЕС праздничной тональностью саммита: "Речь идет о годовщине, празднике, в ходе которого мы отмечаем весь накопленный прогресс в течение этих последних лет". При этом Могерини напомнила о программном документе "Восточного партнерства" ("20 результатов до 2020 года", принятый в 2017 году) и призвала приложить усилия для достижения поставленных целей.

Глава МИД Чехии Томаш Петршичек подчеркнул: "Формат партнерства доказал, что он является успешной политикой. Но нам необходимо обсудить, что мы будем делать после 2020". Среди прочего, по мнению министра, ЕС должен принять решение о новых возможностях для стран, которые выполняют Соглашение об ассоциации и стремятся к дальнейшему сближению с ЕС.

Я считаю, что должна быть четкая европейская перспектива для этих стран. Сейчас нужно предоставить определенную стратегическую перспективу для наиболее продвинутых государств, таких как Украина, Грузия и Молдова, обеспечив их практическими результатами сотрудничества,
– заявил Петршичек.

Президент Европейского Совета Дональд Туск заявил, что страны-участницы инициативы "Восточного партнерства" приблизились ближе к Европейскому Союзу, чем другие страны-соседи ЕС.

Восточное партнерство имело свои успехи, свои вызовы, но также и моменты высокой драмы. Как это было в ноября 2013 года во время саммита в Вильнюсе, где президент Янукович отказался от Соглашения об ассоциации для Украины, о чем он позже горько пожалел,
– сказал Туск.

И добавил: "Гораздо больше еще нужно осуществить. Но нет сомнения, что наши страны-партнеры приблизились значительно ближе к ЕС, чем наши другие соседи". "Мы не только соседи. Мы члены одной европейской семьи", – подытожил президент Европейского Совета.

Европейский комиссар по вопросам соседства и переговоров о расширении Йоханнес Хан не видит проблем в отсутствии согласованного совместного заявления по случаю саммита "Восточного партнерства". Он заявил, что не считает принятие такого решения важным: "Вы сравните усилия, которые мы тратим на согласование заявлений, и нереальные достижения. Была бы моя воля – я бы точно предпочел достижения".